Дохлая корова как модель нашего мироздания

Откуда возникают сложности в интерпретации экономической ситуации? Откуда берутся эти противоречащие друг другу аналитические исследования и прогнозы? Почему одним экономистам кажется, что завтра наступит конец света, а другим – что все тип-топ и кризис уже позади?

Казалось бы: такая прозрачная наука – экономика! Вот товар, вот деньги, вот банки, вот кредиты, вот производители, вот потребители. Соедините все воедино и получите стройную картину мира. Детская задачка. Между тем тысячи людей, чью компетенцию нет причин подвергать сомнению, дают совершенно разные оценки объективной экономической реальности. Как такое может быть?

Удивительно, но проблема, похоже, находится за пределами чисто экономической теории и кроется … в психологии! Да-да, человеческой психологии, которая периодически вступает в конфликт с абстрагированием реальности, происходящем в современной экономической жизни. Человеческий ум просто отказывается понимать вещи, которые в современной кредитно-финансовой денежной системе полагаются само собой разумеющимися.

То есть, для экономики некий порядок вещей – норма, для здравого смысла (коим наделены все люди и даже – экономисты) – это нонсенс. Отсюда постоянные парадоксы, которые мы наблюдаем в оценках экономической реальности.

Причем, обратите внимание, речь идет о парадоксах в оценках, которые дают профессиональные экономисты. Потому что в оценках обывателей давно никаких парадоксов нет, ибо обыватели механизмы современной экономики не понимают в принципе. Не понимают и не воспринимают.

Для того, чтобы перевести ситуацию на язык, понятный обывателю (да и просто – любому нормальному человеку, полагающемуся на здравый смысл), позвольте процитировать вам бородатый анекдот, в котором (как часто случается с анекдотами) скрыты чуть ли не тайны мироздания. Итак:

Мойша купил за сто рублей корову у старого крестьянина. Крестьянин обещал привести животину на следующий день. Крестьянин пришёл, как договаривались, но без коровы.

– Извини, Мойша, но корова сдохла…

– Жалко, ну тогда верните мне мои 100 рублей!

– Не могу, Мойша, я деньги уже все пропил и потратил.

– Хорошо, тогда просто оставьте мне корову.

– Зачем тебе дохлая корова?! – поразился крестьянин.

– Я разыграю ее в лотерею.

– Как же можно разыгрывать в лотерею ДОХЛУЮ корову?!

– Можно, поверьте… Я просто никому не скажу, что она дохлая.

Через месяц крестьянин случайно встречает Мойшу:

– Что случилось с моей дохлой коровой?

– Я ее разыграл в лотерею, как и обещал. Продал пятьсот лотерейных билетов по два рубля за штуку и в результате заработал 998 рублей чистой прибыли.

– И что – никто не возмущался?!!

– Только один крестьянин. Тот, который выиграл корову. Как он возмущался, как кричал! Мне даже пришлось вернуть ему его два рубля!

Я сознательно оставляю за рамками дискуссии морально-этические аспекты этой анекдотической правды жизни (поскольку для себя все точки над i в этом вопросе расставил уже давно, а читатели вольны делать собственные выводы). Единственное, что нас интересует в контексте современной экономической модели, так это ленинский «отлет фантазии от реальности», то бишь абсолютный отрыв денежных отношений от товарно-производственной реальности. Похоже, «Капитал» Маркса умер еще раньше своего изобретателя.

Обратите внимание: в научной сфере понимание этого «отлета» оформилось давным-давно: уже на исходе XIX века рабби из Венской школы экономики на пальцах объясняли марксистам (и адамсмитовцам), что не только цена товара, но даже его стоимость никак не определяется факторами реального бытия: расходами на сырье, выплатами зарплат, амортизацией оборудования и прочими иллюзиями и химерами, которые до нынешних дней переполнена бухгалтерская отчетность всех корпораций мира.

Менгеры и фонмизесы фетишизировали спрос и предложение, однако не учитывали дюжину иных инструментов для наполнения стоимости товара (в том числе – и несуществующего в природе!) и повышения его цены на рынке.

Умелый Мойша – младенец рядом с современными творцами виртуальной экономической реальности. Посмотрите на любой баланс компании в списке S&P 500: видите этот ряд замечательных и понятных цифр векселей к погашению, кредитов, продаж, амортизации? Правильно: знакомые до боли и понятные вещи, подчиненные законам здравого смысла. Складываем активы, сравниваем с пассивами… чего-то ничего не сходится. Причем не по-детски так: миллиардов на 10-20 пассивов больше…

И тут на помощь приходит палочка выручалочка – вот она, полюбуйтесь:

Снимок экрана 2015-03-06 в 17.03.39

Специально взял не абы кого, а цвет Америки – компанию IBM. Видите эту замечательную палочку-выручалочку аж на 25 миллиардов долларов, которая числится на балансе Голубого Кита? Goodwill называется, типа – деловая репутация. Которая, как видно из таблицы, постоянно меняется – то растет, то падает. Вот как научились замечательно учитывать несуществующее и неучитываемое!

Причем никакой тайны из этой химеры не делается – все называется своими именами: «Гудвилл (англ. Goodwill) — экономический термин, используемый в бухучёте, торговых операциях для отражения рыночной стоимости компании без учёта стоимости активов и пассивов. Гудвилл возникает из-за того что при приобретении инвестиций может возникать разница между себестоимостью инвестиций и чистой справедливой стоимостью активов и обязательств ассоциированного предприятия может отличатся. Такая разница и называется гудвилл. Гудвилл равен покупной стоимости компании минус справедливая рыночная стоимость чистых активов и обязательств. Положительный гудвилл в консолидированной отчётности отдельной строкой не выделяется, а негативный гудвилл сразу списывается на прибыли и убытки».

То есть: как что-то в балансе не сходится, так вставляют гудвилл – заглушку, бессмысленную по сути, зато являющуюся полноправным комильфо в современной экономической мифологии. Куда там Мойше с его лотереей на дохлую корову!

И таких «гудвиллов» в современной экономике – мириады! Чего стоят производные ценные бумаги первого, второго, третьего, четвертого уровней! Оцените цепочку: произвели зерна на 1000 долларов, под это зерно выписали фьючерсных контрактов на 10 тысяч, под эти контракты выписали опционы на 100 тысяч, опционы собрали в пул и выписали на него своп на 1 миллион, под все эти деривативы раздали кредитов на 10 миллионов, а потом выписали кредитно-дефолтных свопов (CDS) эдак миллионов на 100!

Я, конечно, утрирую, но механизм действия современно кредитно-финансовой экономической системы, которой мы все наслаждаемся, передаю четко и безупречно: над одной дохлой коровой (вагоном зерна, заложенным банку домом, потребительским кредитом и т.п.) надстроили ГИГАНТСКИЕ виртуальные конструкции из кредитно-денежных отношений. К тому же и денег этих самих (как универсального эквивалента) давно в природе не существует! Вместо них – записи в банковских реестрах и печатные станки – для наполнения пустыми, ничем не обеспеченными, даже государственными гарантиями, бумажками нашу реальную жизнь.

Вот в такой забавной дихотомии двух непересекающихся реальностей мы и живем с середины XIX века. А главное – надеемся и дальше так жить-поживать, да добра наживать!

ГЛАВНЫЙ же ПАРАДОКС всех перечисленных ужасов: Мойша таки поднял 998 живых реальный рублей из дохлой коровы!!! А крестьянин таки пропил свою сотню. И все остались довольны 🙂