НДС: Как нам постоянно врут

О том, что корпоративная статистика и отчетность – это фикция, данная леммингам в ощущения, хорошо известно. Проблема с расхожими социальными мифологемами, однако, заключается в том, что они, единожды утвердившись в общественном сознании, обретают собственную жизнь (ключевой момент любого социального мифа!) и начинают как бы затенять и отгораживать частные эпизоды этой самой жизни.

Звучит страшно, поэтому перевожу на живой человеческий язык: как только мы крепко-накрепко усваиваем, что "корпорации нам врут", мы перестаем пропускать конкретную информацию о, скажем, Apple, Texaco, Goldman Sachs, Volkswagen (выборка совершенно произвольная) через призму этого самого убеждения, что "корпорации нам врут". То есть мы знаем, что они врут ВООБЩЕ, но как только поступает отчетность / статистика от компании имярек, мы воспринимаем эту статистику как безупречную данность, а не как возможный обман.

Почему так? Это я уже объяснил в самом начале: потому что социальные мифологемы живут своей жизнью параллельной и непересекающейся с частностями реального бытия. Примерно, как родовые εἶδος (конкретная явленность абстрактного) Платона живут параллельно и бок о бок с видовыми объектами ("фрукт" живет сам по себе от "яблока", "банана" и т.п.)

Все бы ничего, если бы эти непересекающиеся реальности не играли с нами постоянные злые шутки, формируя навязчивые представления, которые на поверку оказываются абсолютно лживыми. Проиллюстрирую гипотезу (у меня, как догадались коллеги, вообще ничего нет, кроме гипотез, потому как давно приучился ничего не воспринимать на веру и переосмысливать на собственный лад) совершенно конкретным и свежим примером, всплывшим на поверхность лишь на этой неделе.

Все мы в курсе, что судебное противостояние Apple и Samsung за последние недели достигло критического напряжения. Компании эти судятся между собой изрядно давно, но только сейчас эта склока стала обретать зловещие очертания, которые грозят очень серьезными имиджевыми потрясениями. В первую очередь – для Samsung, потому что корейцы пришли на суд неподготовленными и преисполненными ничем не оправданной беспечностью. Мол, фигня вопрос, не первый раз, раскидаем играючи.

Раскидать играючи, однако не получилось, потому что, материалов, утекших из суда в общественное поле, скопилось достаточно, чтобы любой вменяемый человек, доверяющий собственным глазам, однозначно понял: Samsung долго и плодотворно пиратил идеи и концепции Apple, вплоть до их физического воплощения в формы, интерфейсы и алгоритмы.

Если кто-то еще сомневается, то только по неведению, поэтому неверующих отсылаю по линку, где они найдут длинный ряд сравнительных фотографий гаджетов Apple и Samsung, которые на ура проходят тест "найди хоть одно отличие" (проходят, потому что отличий вы не найдете, равно как их не нашел и судья). Фотографии размещенные по линку – это не домыслы журналистов и не зарисовки адвокатов Apple, а чудовищная по ущербу утечка из корпоративных кулуаров Samsung, на которой представлены бок о бок iPhone и Galaxy S1, с комментариями инженеров Samsung о том, как все замечательно в iPhone и плохо в гаджете родной компании и как нужно слямзить ту или иную фичу у iPhone для ее воплощения в следующей версии Galaxy.

Здесь вы найдете оригинальную копию секретного документа Relative Evaluation Report on S1, iPhone, от 2 марта 2010 года за подписью самсунговского Product Engineering Team.

Впрочем, иллюстрация моей гипотезы сегодня отнюдь не связана с воровством идей и концепций. В конце концов Samsung совершенно не одинок и не оригинален, поскольку круговое воровство в мире информационных технологий – совершенно обычное и общее место (называется, конечно, не воровством, а творческим заимствованием, переосмыслением и другими благородными словами). Когда я говорил, что корпорации нам постоянно врут, я имел ввиду не представление чужих концепций как собственные, а ложь в статистике и отчетности, которая, к сожалению, имеет далеко идущие последствия.

Возвращаемся к суду Apple vs. Samsung. Можно как угодно относиться к американской Фемиде с ее более чем спорной и циничной практикой досудебных сделок и прецедентного права, однако в одном не откажешь – в открытости. Американский суд в прямом смысле слова выворачивает наизнанку истцов и ответчиков (в равной мере), заставляя их выставлять на всеобщее обозрение все свое исподнее – в том числе и не первой свежести. А затем вся эта информация в строгом соответствии с уложениями попадает в открытый публичный доступ, где при желании с ней может ознакомиться любой желающий.

Именно из-за этого экгибиционизма на днях обнаружились такие замечательные нестыковки между публичной отчетностью Samsung и реальным положением дел, что хочется плакать.

Все мы помним грандиозный успех продаж революционного планшета Samsung Galaxy Tab, заставившего Apple трепетать как осиновый лист в ожидании скорого конца. Откуда мы знаем об этом успехе? Как откуда: от самого Samsung! В декабре 2010 года журналисты всего мира разнесли благую весть: по словам самого Samsung за каких-то три с половиной недели после дебюта в США в ноябре 2010 года было продан 1 миллион планшетов!

Еще через два месяца Samsung рапортовал аналитикам о том, что продажи Galaxy Tab перевалили за 2 миллиона! Вот он – звездный час, к которому терпеливые и многострадальные корейцы шли сквозь тернии и унижения (чего стоят одни лишь перманентные обвинения в плагиате!)

И вот пару дней назад Samsung по требованию судьи представляет документы, подтверждающие продажи (ну а как же иначе? разбираться – так разбираться!). И что же мы видим? А вот что: в четвертом квартале 2010 года Samsung продал в Соединенных Штатах 262 тысячи планшетов, а в первом квартале 2011 – 77 тысяч!

Это – вместо миллиона и двух миллионов, о которых нам навешали лапшу на уши 🙂 Но и это еще не все: на прошлой неделе в пресс-релизе эталонного IDC говорилось о том, что во всем мире во втором квартале 2012 года Samsung продал 2 миллиона 391 тысячу планшетов и это на 117,6% больше, чем в том же квартале годом ранее. А вот по документам, представленным в суд выходит, что Samsung продал в Соединенных Штатах в последнем квартале только 37 тысяч планшетов и эта цифра – на 86 % ниже, чем было годом ранее.

Как видите, американский судья наделен полномочиями выуживать из ответчика лишь информацию по продажам в США, поэтому у Samsung еще теплится крохотная надежда на то, что удастся свести концы с концами между этими жуткими цифрами.

В самом деле, можно предположить, что это только в США дела у корейцев шли так чудовищно, а в остальном мире – все ништяк! Тогда получится, что в США продали 37000 планшетов, а в других странах – 23910000 – 37000=23873000. То есть в США продали 1.5%, а за пределами США – 98,5%.

И чего – кто-то верит в такие пропорции? По тем же документам, представленным в суде Apple, выходит, что купертиновцы продавали в США в среднем за последние 9 кварталов 42 % своих планшетов, причем самый слабый результат никогда не опускался ниже 26 %.

Даже если поверить в 1.5 % продаж Samsung в США, все равно получается некрасиво: во-первых, не стыкуются заявленные 2 миллиона с реальными 339 тысячами (262000+77000), во-вторых, продавая 37 тысяч планшетов в стране, нужно обладать каким-то феноменальным воображением, чтобы бредить о "потеснении" кого-то с рынка, и вообще – о каком-то результате, о котором не стыдно рассказывать. Кстати, в суде одну сравнительную картинку на эту тему тоже показывали:

Ну так, собственно, о 37 тысячах никто и не рассказывает: говорят все больше о триумфальных миллионах 🙂 И тут мы плавно возвращаемся в самое начало моего пятничного поста :)Красные микроскопические столбики справа – это и есть продажи планшетов Samsung в США в период с 2010 по 2012 годы.

Всем – чудных и правдивых выходных!