НДС: Красноречивая пропорция

Эпиграф №1 "Если мужчина не становится олигархом, с ним не всё в порядке"

Из беседы Михаила Ходорковского с Кристией Фриланд

Эпиграф №2 "«Человек, который умирает богатым, умирает опозоренным»
Эндрю Карнеги

4 ноября Россия будет отмечать День народного единства, эдакий вариант христианской Пасхи, выросшей из языческого культа Аттиса-ВОСР'а. Вот мне и захотелось внести скромную лепту и поспособствовать именно что народному единству. Сегодняшний пост навеян прочтением только что вышедшей шоковой монографии Кристии Фриланд, бывшего заместителя главного редактора Financial Times, "Плутократы: восход нового глобального сверхбогатства и заход всех остальных" (Plutocrats: The Rise of the New Global Super-Rich and the Fall of Everyone Else).

Одно из самых любимых занятий человека – считать чужие деньги. Так уж повелось. Мотивация для заглядывания в чужой карман может быть только одна – зависть. Иначе в чужом кармане просто делать нечего. Другое дело, что у зависти бывает два корня: осуждение ("Ишь, сволочь, сколько наворовал!") либо потребность в допинге для собственной жизни ("Он смог, неужели ж я хуже?").

Первая мотивация побуждает к поиску компромата на богатых. Вторая, как правило, ограничивается мирным прочтением глупейших книжек вроде "К черту все! Берись и делай" (не смог удержаться: ну веселит меня этот дислектор, чего там – "Дева нараспашку", "Птенцы гнезда Аспергера"). Оба пути, на мой взгляд, непродуктивны и бессмысленны, но не мне судить. Главное, что люди любят это занятие, и бог с ними.

Из всенародной любви к подсчету чужих денег вырастает гигантский Культ Богатых. На этом культе выстраивается сегодня колоссальная по доходности информационная империя: десятки тысяч журналов и газет, телевизионных передач, книг, монографий, радио-шоу посвящены исключительно жизни "обмамоненной элиты": папарацци, рискуя здоровьем, бдят сутками в кустах, дожидаясь вожделенной фотки с "компроматом", звездные телетётки зазывают на свои шоу "олигархов", которых осыпают дикими вопросами вроде "Ну и как Вам живется, такому богатому?", лучшие журналисты берут интервью, которые постфактум переписывают в стиле "Как можно быть таким дураком по жизни и заработать столько денег?"

Всё эта, впрочем, относится к "комедии человеческих нравов", в которой я не силен в силу почти врожденной мезантропии и нелюбви к живому человеческому общению. Поэтому займемся лучше теми, кто никогда не предаст – холодными цифрами 🙂

Богатство принято измерять рейтингами вроде тех, что составляет журнал Forbes: у Карлоса Слима Элу 69 миллиардов долларов, у Билла Гейтса 61 миллиард, у Уоррена Баффета 44 миллиарда, у Бернара Арно 41 миллиард и т.д. Как люди воспринимают эту информацию? Для меня – полнейшая загадка, потому что сами по себе эти цифры абсолютно бессмысленны: они ни о чем не говорят, их невозможно себе представить ни в каком виде и – главное! – их невозможно сравнить!

Что можно купить на 10 миллиардов, чего невозможно купить за 2? Сколько это 1 миллиард долларов? Ну это еще можно себе как-то представить:

Вилла "Леопольда" в Villefranche-sur-Mer, на Французской Ривьере – 750 млн. долларов, добавьте до кучи 180 самых навороченных Bugatti Veyron Super Sport или 1 Боинг 777 и получите представление о том, что такое 1 миллиард. А что такое 60 миллиардов? 40 миллиардов? 20? Даже 10? С чем их едят и главное – зачем?!

Все эти темы и пережевывает обстоятельно в своей книге Кристия Фриланд. Причем делает это с пафосом, очень мне близком и понятным: пропуская информацию через морально-этический фильтр. Феномен сверхбогатства интересует Фриланд исключительно в двух аспектах: как это состояние сказывается на жизни самих сверхбогатых и как это коррелирует с их соотечественниками.

Первый аспект печален: мало того, что люди, посвятившие свою жизнь сколачиванию гиперсостояний, совершенно несчастны – на алтарь Мамоны бросают всё – личную жизнь, духовное развитие, семью, дружеские отношения, так еще и эта жизненная стезя смертельно опасна. Весьма показательный момент: состояния в системе "Старых Денег" (о которых я писал в десятках своих статей, начните погружение хотя бы с "VOC"), совершенно скрытые от постороннего взора, почти гарантированно больше того, что мы находим в списках Forbes, причем больше, скорее всего, на порядки. Эти деньги делались столетиями, тихо, неприметно, скромно. Их держателей практически неизвестны, они ведут скромный закрытый образ жизни, из всех видов транспорта предпочитают велосипеды.

Олигархи из списка Forbes – почти без исключения "нувориши" и именно их судьбы особо трагичны и печальны: в Китае за последние 10 лет было расстреляно 14 миллиардеров! На самом деле – гораздо больше, потому как это только те, чья ликвидация была предана публичной огласке. В более мягких странах участь бывает тоже более мягкой: там олигархи "любят" просто сидеть на нарах. Общее же правило одно: олигарх-нувориш обязан осознавать свою роль "кабанчика", которому "позволили". Если он это крепко понимает и не дергается, когда им тихо и неприметно манипулируют, ему дадут жить "в шоколаде". Если он этого не понимает и начинает "зарываться", его ставят на место. Мера радикальности этой постановки на место зависит уже от географии и локальных нравов.

Второй аспект сверхбогатства еще более печален, чем первый. Кристия Фриланд, обращая внимание на полную бессмысленность абсолютных цифр, предлагает использовать не размер состояний, а простую пропорцию: отношение личного богатства к среднему доходу населения родной страны, в которой нувориш распушил хвост.

Цифры в этой пропорции выходят жуткие: состояние триумвира Марка Лициния Красса, в абсолютном выражении превосходившее казну Римской Империи, относительно доходов соотечественников смотрится смешно на фоне нашего времени – 32 тысячи свободных римлян зарабатывали в год столько же.

Пресловутый "воровской барон" Эндрю Карнеги (мой любимый, между прочим, персонаж в истории бизнеса – пишу без всякой иронии: "Карнегиана") владел до того, как все роздал на благотворительные нужды, состоянием равным доходам 48 тысяч американцев рубежа XIX -XX вв.

Джон Рокфеллер усугубил пропорцию до 116 тысяч. Сегодня разрыв между благосостоянием сверхбогатых и плебса достиг чудовищных размеров: у Карлоса Слима Элу денег больше, чем зарабатывают за год 400 тысяч его мексиканских соотечественников ("Провальный лимитроф").

Тенденция эта повсеместна и универсальна. Так, указывает Кристия Фриланд, 30 лет назад доход среднестатистического генерального директора в США превышал доход рядового сотрудника в 42 раза. Сегодня эта цифра выросла до позорных 380!

Такие вот получаются у нас холодные и беспристрастные цифры в канун празднования народного единства. И все-таки на душе у меня светло и радостно: ни за какие коврижки я бы не хотел поменять свою жизнь на жизнь российского, китайского, мексиканского, американского или индийского олигарха! Жить в достатке – прекрасно! Жить в богатстве – прекрасно! Жить жизнью супербогатого – так же ужасно как и дом Мукеша Амбани, из-за которого со мной чуть не случился сердечный приступ в Мумбаи 🙂

Cимвол уродства, безвкусицы и головной травмы: самая дорогая недвижимость на планете – дом клана Амбани за 1 миллиард долларов!

PS. Настоятельно прошу коллег прочитать мою "Карнегиану"! Не только потому, что это самая любимая моя статья, но и потому, что это самый большой позитив в бизнесе, какой мне только приходилось встречать в жизни!