НДС: Муники

Самое тревожное в нашем бренном бытии – обрушение опор мироздания. И не важно, в какой области обрушение случается: в личной жизни, политике, экономике или культуре. Важно, что следствием подобных катаклизмов неизбежно становится утрата человеком ориентиров, которые только и позволяли ему чувствовать землю под ногами.

В истории Отечества обрушение опор давно уже стало закономерностью: российский мир вообще отличается какой-то уникальной текучестью и зыбкостью. В нашем мире нет практически ничего, на что можно бы было опереться: законы переписываются с регулярностью раз в три года, причем их вектор (можно – нельзя, хорошо – плохо) меняется полярно (что было нельзя вчера, сегодня уже можно, и наоборот); Конституция переписывается если не под каждого президента, по уж под каждую политическую идеологию – точно; меняются названия городов и улиц, имена героев страны и ее заклятых врагов. Будто этого мало, добрались теперь до ежегодного включения/отключения летнего времени!

Самое страшное, что эта ртуть ощущается абсолютно во всем – даже в такой ничтожной мелочи как ассортимент продуктов в магазинах у супермаркетах: не приведи господи вам к чему-нибудь пристраститься – к сыру какому-нибудь или производителю молока! Тем больнее будет расставаться, когда в один прекрасный день вы придете в магазин и, не обнаружив на привычном месте любимый продукт, услышите разъяснение, что вашего продукта нет не потому, что не завезли, а потому что "больше его закупать не будут". Без лишних объяснений и комментариев.

Я очень много думал над ртутью бытия в Отечестве. С ужасом и печалью констатировал, что липкая эта зыбкость и текучесть давно уже въелась в сердца людей, стала частью их собственного мировоззрения и поведения: живут так, словно завтрашнего дня никогда не будет! Никаких сбережений, никакой привязанности к дому и месту. Не отсюда ли растут ноги у облеванных подъездов и заплеванных лифтов с выжженными глазницами этажных кнопок и битыми зеркалами? Ведь гадят не пришлые, гадят сами жильцы (что с того, что в основном молодые?) этого дома и подъезда.

И в самом деле: чего беречь то, чего завтра может уже не быть? Не потому, что дом обвалится (хотя и это не исключено), а потому, что тебя с большой вероятностью в этом доме не будет: отправят на нары, пошлют на очередную безумную геополитическую разборку, пришибут на улице по пьянке или на сходке стенка на стенку.

Кого винить? Еще один, кстати, любимейший русский вопрос 🙂 Собственно, варианта только два: либо Православие, либо, напротив, Тотальную Бездуховность, насажденную большевизмом. Первое учит не привыкать к "этому миру" и не прикипать к нему сердцем ( "школа умирания"), второе же наполнило жизнь такой космической пустотой и тоской (перечитайте "Котлован" Платонова) , что впору не то, что гадить в лифте, а в нем удавиться.

Ну да чего-то я как-то увлекся и уклонился от непосредственной темы сегодняшнего поста, с утратой опор мироздания хоть и связанной, но не до такой жуткой степени 🙂

Речь пойдет о "маленьких трагедиях" наших антипятов – американских людей, которым судьба подготовила, может, и не такое радикальное обрушение как прощение вкладчикам Сбербанком страны всех собственных долгов в начале 90х, но все равно с далеко идущими и очень неприятными последствиями.

Дело в том, что потихоньку началось обрушение одного из самых надежных бастионов финансового мира Америки – рынок муниципальных облигаций.

Municipal Bonds или "munis", "муники", как любовно зовут их в народе – до недавнего времени считались самыми надежными инструментами для долгосрочного вложения капитала. "Муники" любили все – пенсионеры, инвестиционные фонды, богатейшие инвесторы, скромные труженики – от пожарников до врачей и адвокатов.

И было, надо сказать, за что любить: муниципальные облигации, то есть долговые обязательства городов, графств, штатов, дистриктов, коммунальных хозяйств, публичных аэропортов, портов, школьных округов и т.д. обладали очень высоким – т.н. кредитного уровня – рейтингом, пристойной доходностью, безупречной историей выплат по обязательств и – едва ли не самое главное! – освобождением от необходимости платить федеральные налоги с полученных дивидендов.

Популярность "муников" особенно возросла после финансовой катастрофы 2008 года, после которой колоссальные инвестиции перетекли из обвалившегося рынка обыкновенных акций в в долговые муниципальные обязательства, привлекавшие своей надежностью. В результате рынок "муников" разбух до 3 триллионов 700 миллиардов долларов.

Первым забила в набат в 2010 году Мередит Уитни, культовый финансовый аналитик, предсказавшая "цунами банкротств" на рынке муниципальных долгов. Общество до такой степени содрогнулось от страшного пророчества, что Уитни пришлось объяснять логику своего пророчества на специальных слушаниях, организованных в Конгрессе.

Уитни предсказала от 50 до 100 банкротств в данном секторе рынка. В 2011 году разорилось 13 эмитентов "муников". В 2012 заявили о финансовой несостоятельности 9: пять муниципалитетов в Калифорнии и по одному в Алабаме, Пенсильвании и на Род-Айленде.

Информация тревожна не столько самим фактом банкротств в секторе рынка, который всегда считался самым надежным, сколько концентрацией этих банкротств в городских хозяйствах. Начиная с 1980 года было зафиксировано 271 банкротство эмитентов муниципальных обязательств, из которых лишь 52 принадлежали непосредственно к муниципалитетам.

Масла в огонь подлил и доклад сразу двух рейтинговых агентств – Moody's и Fitch, которые также предупредили о возросших рисках массового снижения не только доходности "муников", но и процента дефолтов по обязательствам.

Теперь, пожалуй, самый интересный нюанс: на плечи муниципалитетов сегодня взвалены ничем не обеспеченные обязательства по пенсионным выплатам в размере 4 триллиона 400 миллиардов долларов (оценка профессора Джошуа Рауха из университета Northwestern). Причем эти обязательства не включают в себя еще и груз социальной безопасности (Social Security) и медицинских программ (Medicare)!

В случае возникновения малейших сложностей с исполнением обязательств по текущим выплатам, муниципалитеты в массовом порядке могут оказаться перед лицом технического дефолта, поскольку пенсионные выплаты безусловно являются приоритетными, хотя бы в имиджевом и идеологическом плане.

Иными словами, если у муниципалитетов не будет достаточно денег, в первую очередь они будут погашать задолженность перед пожарниками, учителями и прочими бывшими своими работниками, а ныне пенсионерами, а уж потом, если что-то останется, наступит очередь держателей муниципальных облигаций.

В завершение скажу, что счастье Америки в том, что у нее в копилке социальных мифологем есть Голливуд со своим хэппи-эндом 🙂 Вот и сейчас, в казалось бы безвыходной ситуации с "муниками" на горизонте брезжит свет, который обещает рассеять любые сумерки гипотетических массовых банкротств муниципалитетов. Имя этого света – программы количественного смягчения, исполняемые Федеральным резервом!

Да-да, те самые голубушки, о которых я рассказывал не далее, как вчера в "Уровнях реальности". Помните, что включает в себя QE3? Правильно – выкуп производных ипотечных бумаг (MBS) на 40 миллиардов долларов. Так вот: можно биться об заклад, что как только возникнет реальная опасность массового банкротства эмитентов муниципального долга, Федеральный резерв тут же включит эти облигации в очередную свою программу QE!

Вот вам и хэппи-энд! Подумаешь, что придется чутка подпечатать фиат-бумажек. Это давно уже никого не пугает, потому как умные люди давно уже поняли: виртуальная экономика может существовать с виртуальными деньгами, напечатанными в любом количестве, неопределенное время. Вернее: столько времени, сколько понадобится для восстановления равновесия.

В этом, кстати, принципиальное отличие безудержной эмиссии в условиях реальной производственной экономики (как это было всегда в прошлой истории: что XIX, что первой половины XX века) от такой же безудержной эмиссии в обществе, в котором виртуальный финансовый мир никак не пересекается с миром реальной экономики.

Посему можно не волноваться: день, когда американцы начнут от тоски и безысходности мочиться в лифтах собственных домов, на горизонте пока не просматривается 🙂