НДС: От Джулиана Ассанжа до Pussy Riot

На прошлой неделе произошло два знаковых события: 16 августа Эквадор предоставил политическое убежище Джулиану Ассанжу, а 17 августа Хамовнический суд Москвы приговорил девушек из Pussy Riot к двум годам колонии общего режима.

Кому-то ход моих мыслей может показаться непривычным или даже эпатажным, и все же рискну предположить, что оба события принадлежат общему культурно-историческому и цивилизационному ряду. Временное совпадение, конечно, случайно, однако мотивы, подлежащие обоим трагическим сюжетам, имеют родственную природу. Попробую объяснить свою точку зрения.

Мне представляется, что из великого сонма социально-психологических архетипов, унаследованных человечеством из исторического прошлого, осталось только два, обнаженных и саднящих в общественном сознании как нерв, – это религиозная нетерпимость и дихотомия личность/общество. Все прочие архетипы, мучительно переживаемые обществом еще каких-то пятьдесят-семьдесят лет назад, как то – болезненность национального самоопределения, классовые трения, даже гомофобия и религиозный прозелитизм как-то притупились, пообтерлись и утратили былую интенсивность.

И только желание навязать окружающим свои представления о божественном начале мира и неистовое стремление утвердить приоритет личности / общества не позволяют человечеству выйти на новый качественный уровень культуры и цивилизации, более соответствующий давно умчавшимся в будущее технологиям.

Сегодня мы будем говорить исключительно об одном из двух ключевых социально-психологических архетипов – о приоритете личности / общества, поскольку религиозной составляющей нет ни в деле Ассанжа, ни в деле Pussy Riot. Какие-то иллюзии могут задержаться дольше приличного в истории с «осквернением храма» и «оскорблением чувств православных» в контексте «молебна» Pussy Riot, однако религиозная канва здесь лишь искусственно привнесена сюжетом. Хотя бы потому, что речь идет не об осуждении и общественном порицании распутниц Церковью, а об уголовном деле и двухлетнем сроке, которое впаяло государство. Между прочим, якобы отделенного от Церкви по конституции.

При любом раскладе, будь в деле Pussy Riot реально значимы религиозные мотивы, заниматься ими и разбираться с ними должна была исключительно Церковь, поскольку, если не изменяет мне память, последний раз, когда этот институт делегировал разбирательство по делам веры государству, было во времена испанской Инквизиции: как мы все прекрасно помним, попы только пытали, а выдвигала обвинение и сжигала уже светская власть. В более просветленные времена Церковь как-то умела сама справляться со своими духовными и идейными разногласиями, успешно предавая анафеме, отлучая, порицая и проч.

В деле Pussy Riot Православная церковь с самого начала умыла руки, констатировав оскорбление праведных чувств верующих и препоручив нарушительниц порядка в храме Хамовническому суду.

Чем же мотивировался суд? Формально – защитой прав верующих. Кроме того, что функция эта для государства более чем странная (если, конечно, мы де факто не признаем возврат эпохи Auto da Fe), она еще и лукавая, потому что в «молебне против Путина» оскорбительного для православных верующих ничуть не более, чем в какой-нибудь пропаганде гомосексуализма, которая ведется по всем государственным каналам. Или – терпимости государства чудовищного разврата, который прет изо всех щелей современной жизни. Или – тотальной коррупции. И так далее.

Повторюсь, однако, что даже если православные верующие искренне оскорбились выходке Pussy Riot, то и судить их и осуждать их нужно было по закону нравственному и церковному, а уж никак не государственного УК.

Можно, конечно, еще усмотреть в двухлетнем сроке для девиц из Pussy Riot рвение выслужиться перед властью. Подобная точка зрения, особо популярная в среде либеральной интеллигенции, мне кажется совершенно абсурдной, поскольку моделирует невероятную ситуацию. Достаточно поставить себя лично на место судьи Хамовнического района, чтобы понять: идти на сделку с собственной совестью ради того, чтобы сверхурочно (инициатива наказуема!) выслуживаться перед абстрактным Путиным … Вы бы лично пошли?!

Мне кажется, что судья Хамовнического суда искренне верила в свои мотивы при вынесении сурового приговора Pussy Riot, точно также как британские судьи искренне верили в необходимость и справедливость экстрадиции Джулиана Ассанжа в Швецию по смехотворному и дикому обвинению в изнасиловании (не устану снова и снова повторять для читателей, которые не знают деталей: под «изнасилованием» в деле Ассанжа шведские прокуроры понимают исключительно дырку в презервативе, который журналист не заменил перед добровольным половым актом! Не было бы дырки, не было бы дела).

Точно по тем же мотивам президент Эквадора Рафаэль Коррэа (дай ему бог долгого здоровья!) предоставил Джулиану Ассанжу политическое убежище и теперь его страна предпринимает героические попытки вырвать журналиста из британского логова, столь терпимого к ворью из России и столь сурового к обидчикам Старшего американского брата.

О каких же общих мотивах идет речь во всех этих случаях? Собственно, я уже сказал выше: речь идет о саднящем социально-психологическом архетипе приоритета личности / общества. Подавляющее большинство современного человечества отстаивает в своем поведении более древний и более устойчивый приоритет общественного (во всех его проявлениях – государственного, общинного, кланового, родового, коммунального и проч.) над личностью. Существенно более скромное по численности меньшинство пытается изо всех сил утвердить более современный, более продвинутый и более гуманный приоритет личности над любыми общественными структурами.

Допускаю, что сходу будет довольно сложно интерполировать этот архетип на ситуации с Ассанжем и Pussy Riot, поэтому экономлю коллегам время и даю уже готовые собственные интерпретации (в дальнейшем вы уж сами решите – соглашаться со мной или не соглашаться).

Джулиан Ассанж вовсе не пытается скрыться от правосудия и уйти в бега. Он не отрицает своей готовности ответить на любые вопросы шведской юстиции даже по такому безумному делу, как пришитое ему бывшей агентшей ФБР и матерой лесбиянкой «изнасилование». Единственное справедливое требование Ассанжа – абсолютные гарантии Швеции о невыдаче его США, где американская фемида припасла для него дельце о подрыве государственной безопасности с пикантным исходом (то ли электрический стул, то ли пожизненное заключение). Швеция подобных гарантий давать не намерена. Ассанж обратился в посольство Эквадора за защитой и ее получил.

Итак: речь идет не об вине или невиновности Джулиана Ассанжа, а исключительно о приоритете личности / общества: американская и британская юстиция полагают, что уничтожение человека в отместку за публикацию документов в интернете – дело нормальное , Рафаэль Коррэа считает, что жизнь Джулиана Ассанжа важнее государственной безопасности мирового жандарма.

Теперь в России. Вопрос о виновности или не виновности Pussy Riot не стоит, надеюсь, для всех вменяемых людей: вульгарные, безвкусные и тупые дуры ворвались в церковь, провизжали свой позорный поток сознания и были выдворены прочь охранниками (очень, надо сказать, вежливо, прямо на удивление).

Каковы возможные варианты наказания за дикий поступок? Во-первых, безусловно, осуждение Церковью. Лучшее, что мог бы сделать православный клир (об этом я уже писал) – так это провести встречу между утратившими все ориентиры в жизни девахами и Патриархом. Разговоры о рангах безумны – по меньшей мере в контексте профессии любимой Христом Марии Магдалены. Польза бы от такой встречи для заблудших душ была бы колоссальной и разве не в этом главное назначение духовных пастырей? Впрочем, не мне судить, тем более, что я считаю бестактным любое вмешательство в дела конфессии людьми, в этих конфессиях не состоящих.

Во-вторых, ежели без вмешательства государства не обойтись, то единственно адекватным наказанием за проступок мог стать либо очень значительный денежный штраф, либо трудовая терапия, да хоть бы во дворе оскверненного девахами же храма.

Вариант с проведением дознания по делу Ассанжа при условии полных гарантий об неэкстрадиции в США – это вариант, продиктованный приоритетом ценности и важности личности над государства. То же самое относится и к варианту со штрафом и общественно-полезным трудом для Pussy Riot.

Вариант с принудительной высылкой Ассанжа в Швецию с последующей возможной (хотя, конечно, и не неизбежной) экстрадицией его в США, а также вариант с чудовищным двухлетним тюремным сроком для молодых женщин (и к тому же матерей) – это вариант, продиктованный первобытным социально-психологическим архетипом поведения, требующим яростного растерзания личности во имя общества, во имя продавливания приоритета государства, во имя указания бесправным овцам их места в подлунном мире.

Знаете, что самое невероятное? Счет-то пока 1:1!