АННА СЕМИНА: АВТОРСКИЙ СТИЛЬ СЕРГЕЯ ГОЛУБИЦКОГО

АННА СЕМИНА: АВТОРСКИЙ СТИЛЬ СЕРГЕЯ ГОЛУБИЦКОГО

— 22 Ноябрь 2011
III. Индивидуально-авторский стиль Сергея Голубицкого
3.1. Авторская колонка Сергея Голубицкого в журнале «Компьютерра»
Жанр авторской колонки играет значительную роль в современной российской журналистике. По определению профессора Л.Е. Кройчика, «колонка – монолог публициста, предлагающего в образно-эмоциональной форме свою оценку фактов и явлений действительности» [1]. Этот жанр подразумевает субъективный взгляд человека на те или иные явления, подходящие по тематике для публикации в издании. Авторские колонки позволяют журналисту относительно вольно распоряжаться с имеющейся информацией. Именно в них ярко проявляется индивидуальный стиль автора.
Рубрика Сергея Голубицкого в компьютерном еженедельнике «Компьютерра» носит название «Голубятня». Оно не только обыгрывает фамилию ее ведущего, но и настраивает читателя на свободный, даже хулиганский стиль беседы. Автор играет с читателями, но играет тонко, интеллектуально и даже интеллигентно. Разговорный и разговорно-сниженный стили в рубрике изящно сочетаются с цитатами на семи языках, аллюзиями на малоизвестные литературные произведения, остроумными зарисовками. И все это в рамках анализа компьютерных программ и аппаратного обеспечения.
Колонка обладает утилитарно-культурологической функцией: кроме практически полезных для читателя результатов тестирования компьютерных новинок, Сергей Голубицкий включает в текст личные рассуждения, рассказы о событиях окружающей жизни. В качестве основного метода исследования действительности автор использует познание через собственный опыт, дополняя его методом аналогий. Колонка четко делится на «культурологическую» и «утилитарную» части. Герой-повествователь и биографический автор в «Голубятне» полностью совпадают.
В текстах автор активно использует изобразительно-выразительные средства речи.
3.2. Особенности авторской лексики
Сергей Голубицкий в своей колонке использует разностилевую лексику, в зависимости от описываемой ситуации. От литературно-художественных высказываний, философских сентенций до разговорных выражений с жаргонно-арготической лексикой. Чем раздраженнее герой повествования, тем иллюзорно упрощается язык статьи.
Очевидно, что автор рассчитывает на думающего, подготовленного читателя: он активно вводит в текст терминологию, аллюзии, цитаты как на русском, так и на иностранных языках. Голубицкий играет с читателями, заменяя привычные названия предметов на устаревшие или редко используемые, изобретая новые конструкции, вводя окказионализмы.
«Вопрос принципиальный: веб-сайт формирует ментальность Демиурга-строителя и хозяина собственной жизни, тогда как блогерский аккаунт изначально задает установку на vanity fair» (КТ №730).
В приведенном выше предложении компьютерный сленг («веб-сайт», «блоггерский аккаунт»), сочетается с термином из психологии («ментальность») и философии («демиург»). Слова «принципиальный», «изначально», «собственный» относятся к книжной лексике. Словосочетание «vanity fair», означающее «ярмарка тщеславия» в переводе с английского, Голубицкий не поясняет, как общеизвестное (по мнению автора в отношении читателей).
«Шлях становился для простого человека и кормильцем, и поильцем, и отцом родным. По шляху перемещались особые персонажи – лохи. Кто на телегах, кто в каретах, кто в лаптях. Лоха можно было тормознуть, поприжать, прижучить, прищучить да и срубить посильное вспомоществование. Лихой шлях, лихие простые люди, жалкие лохи» (КТ №705).
Голубицкий намеренно ставит рядом диалектизм «шлях» («наезженная дорога») и жаргонное слово «лох» («наивный, доверчивый человек»), добиваясь каламбурного созвучия. Подчеркивая абсурдность ситуации, он сочетает устаревший канцеляризм «вспомоществование» с разговорного стиля глаголами «поприжать», «прижучить», «прищучить» и жаргонным «срубить».
«…и именно этой информацией страстно желаю поделиться с любителямикультур-повидла» (КТ №714).
«Нулевая учебная курва, море возможностей – настоящая жемчужина, достойная музея непреходящей славы «Голубятен» (КТ №730).
«Учебная курва» и «культур-повидло» – два окказионализма, придуманные и постоянно используемые автором. В трактовке Голубицкого, «учебная курва» – вольная производная от английского выражения «learning curve». Понятие означает кривую обучения, характеризующую процесс постепенного обретения опыта и накопления знаний. У Сергея Голубицкого выражение несет в себе негативный оттенок. Вероятно, что слово «курва» в качестве транскрипции выбрано неслучайно (вульг. «распутная женщина).
«Культур-повидлом» журналист называет общие слова, обрамление темы, авторские отступления и размышления. Как правило, статья состоит из «культур-повидла» и непосредственного обзора компьютерных новинок.
3.3. Жаргонизмы и просторечия
На газетно-публицистический стиль заметное влияние оказывают социальные факторы. Современные средства массовой информации быстро реагируют на речевые изменения в обществе. В настоящее время разговорная речь выходит за пределы неофициального общения и активно применяются в официальной среде. По наблюдению филолога Н.С. Валгиной, на каждом уровне языковой системы наблюдается вариативность нормы. Это служит показателем гибкости и приспособленности нормы к жизненным ситуациям общения.
Сергей Голубицкий широко использует жаргон и просторечия, синтезируя стандартные и экспрессивные типы речевых единиц. Особенно яркая лексика присутствует в статьях критического характера.
«Провайдер отвечает, типа, фигушки, все у вас работает, потому как мы вас видим!». «Бедокурил, чиграш, портачил, вот и получил по хрумкалке!».
«…масштаб лавины однозначно свидетельствует об энергичном переселении торгашей реала в виртуальное пространство».
«Коммерсы защищают свое жизненное пространство, вот и огрызаются» (КТ №725).
С помощью жаргонизмов Голубицкий акцентирует внимание читателя на халатном подходе со стороны интернет-компании. «Коммерсы», «торгаши реала» подчеркивают неодобрение автора к непрофессиональному поведению сотрудников фирмы. Называя себя «чиграш», автор иронично подмечает отношение к себе со стороны компании. Слово выбрано неслучайно. С одной стороны, чиграш – «маленький ребенок, сорванец, хулиган»[2], с другой – так раньше называли разновидность голубя – намек на собственную фамилию автора.
Рубрика «Голубятня» посвящена обзорам компьютерных новинок, поэтому автор часто вводит в текст компьютерный сленг:
«…слишком далеко разошлись пути писюководов и яблочников» (КТ №727).
«На самом деле банят IP не мой, а моего хостинга» (КТ №725).
«Похоже, американцы и сами завелись не на шутку, приняв вызов зловредного пингвина».
Слово «банить» на языке компьютерщиков означает ввод временного запрета на пользование определенными интернет-услугами. «Пингвином» называют операционную систему Linux, «писюководами» – пользователей IBM PC-компьютеров, «яблочниками» – обладателей компьютеров фирмы Apple.
Журнал «Компьютерра» – компьютерный еженедельник, рассчитанный на конкретную аудиторию, знакомую с данным типом лексики. Используемые журналистом слова сближают автора и читателя.
Несмотря на то, что Сергей Голубицкий часто употребляет жаргонные слова, он искусно вплетает их в ткань текста, делает их частью серьезных рассуждения, сочетает с выразительными эпитетами:
«Причем некомпетентность эта снежным комом нарастает от поколения к поколению – тонко продуманная система псевдообразования, основанная на дегенеративных принципах стандартизации мышления и направленная на генетическую селекцию биомассы, пригодной для грядущей поголовнойочиповки и стадного существования под эгидой Нового мирового порядка, отрабатывает на все сто!» (КТ №725).
С помощью жаргона автор настраивает читателя на определенную тональность текста:
«Сегодня была задумана светлая, лучезарная «Голубятня», приуроченная к началу весны и обзору одной изумительной софтины. Однако радость затмила фантасмагорическая мракота, связанная со сменой хостинга моего сайта» (КТ №726).
Сочетание эпитетов «светлая», «лучезарная», «изумительная» со словосочетанием «фантасмагорическая мракота» создают особый колорит темы, несомненно, волнующей автора.
Просторечия в тексте создают неформальную обстановку. Кажется, что автор решил поделиться проблемой в тесном кругу друзей. Также просторечиядобавляют тексту динамики, служат для обозначения как внутреннего монолога героя статьи, так и предполагаемого диалога с читателем:
«Сначала побурчу чуток, а потом дружно порадуемся…» (КТ №726).
«И зачем я только завелся?» (КТ №726).
«Короче говоря, представляю вам идеальную программу для дистанционного доступа к компьютерам…» (КТ №727).
Вопреки тому, что широкое использование жаргона и просторечий в текстах современных СМИ негативно сказывается на качестве журналистского материала, работы Сергея Голубицкого относятся к редкому исключению. Экспрессивная, снижено-разговорная лексика подобрана автором аккуратно и метко. Она сочетается с нетривиальными эпитетами и другими художественно-выразительными средствами.
3.4. Фигуры речи
Фигуры речи – отступление от нейтрального способа изложения с целью эмоционального и эстетического воздействия на читателя. В их основе лежат конкретные схемы, наполняемые в речи новыми словами.
Сергей Голубицкий активно использует такие фигуры речи, как аллюзия, объективизация, риторические восклицание и обращение, умолчание.
А) Объективизация
Языковое средство, служащее для подчеркивания отдельных сторон основной проблемы по мере развертывания текста. Это вопрос, на который автор отвечает сам, имитируя диалог с собеседником.
«А вот что делать тем, кто безнадежно застрял между Сциллой пошарабанцев-аутглючников и Харибдой перфекционистов-пипиэсников? Что делать тем, кому, с одной стороны, не нравится MS Outlook и масса дублирующих его функциональность примитивных ПИМов, а с другой – совершенно не хочется переходить на PPS, ибо прикипели они сердцем к идеологии классического органайзера?
Для этой последней категории пользователей и создан GemX do-Organizer» (КТ №721).
«Любая ваша попытка противопоставить свое слово свлову инспектора ДПС обречена на неодолимый барьер… Почему? Потому, что это должностное лицо и его слово важнее вашего» (КТ №705).
Б) Риторическое восклицание
Данный прием используется для передачи кульминации чувств, выражает внутреннюю убежденность автора.
«Позор! Вопиющая диссонация!» (КТ №721).
«Уж сколько я просил-молил пользоваться в электронной переписке чистым текстом, но только не DOC’ами: все впустую!» (КТ №713).
«Перечитал текст «Голубятни» и подумал: вот она, извечная борьба лохов с простыми человеками, на диалектике которой только и держится прогресс цивилизации!» (КТ №705).
В) Риторическое обращение
Стилистическая фигура – обращение к реальному или подразумеваемому лицу, обязательно окрашенное интонационно. Сергей Голубицкий обычно использует риторическое обращение при описании технических новинок, подчеркивая свое отношение к ним либо к компаниям-производителям.
«Что ж, Стрингер-сан, поглядим теперь, какой хитрый болт заготовили народные умельцы на твою хитрую гайку» (Говард Стрингер является генеральным директором компании Sony Corporation) (КТ №711).
«Эх, незавидная у тебя долюшка, мой Vaio’шка!» (КТ №712).
«Что ж, и на том спасибо, Паша!» (Голубицкий с иронией обращается Паулю, системному администратору шведской интернет-компании) (КТ №726).
Г) Умолчание
Указание в письменном тексте многоточием невысказанность части мысли, намек читателю на известные вещи. С помощью умолчания автор передает собственное состояние взволнованности, прерывая предложение на середине мысли.
 «По словам Hostgator.com, поддержку осуществляют 150 сотрудников, выходит – по одному на 7 тысяч доменов. Н-да…» (КТ №727).
«Стоит ли удивляться, что европейские и американские дети не могут конкурировать на музыкальных конкурсах со своими российскими и азиатскими сверстниками? Теми самыми, что по шесть часов каждый день…» (КТ №730).
Д) Аллюзия
Намек на известные обстоятельства, тексты, на политический, исторический, литературный факт. Содержащие аллюзию высказывания, предлагают читателя обратиться к определенным ассоциациям, ощущениям, связанным с косвенно упомянутым событием.
«…плюс деПиДеФизация всей страны (КТ №43).
Вназвании статьи Голубицкий намекает на общеизвестную фразу: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны…», произнесенную Лениным в речи «Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии» на Московской губернской конференции РКП(б) 1920 года.
«Сел, приготовился, начал… добился!!!» (КТ №16).
Фраза построена линейно, как и хрестоматийное высказывание Гая Юлия Цезаря «Пришел, увидел, победил».
«Поначалу мне показалось, что заказ на сортирный замоч Висты поступил от групп, заинтересованных в продвижении Mac OS X Leopard – нового детища Стива Джобса, непревзойденного знатока чаяний гламурных лохов планеты: слишком уж нелепо смотрелся назойливый призыв к возвращению на ХР из уст линуксоидов» (КТ №730).
Голубицкий вводит в текст высказывание В. Путина, прозвучавшее в комментариях о событиях 23 сентября 1999 года, когда российская авиация нанесла удары по аэропорту, заводу, жилым кварталом города Грозного. Высказывание стало устойчивым словосочетанием, «мочить в сортире» употребляется в значении «внезапно застигать и беспощадно расправляться».
3.5. Тропы
Троп – языковые единицы, используемые в переносном значении, когда признак одного предмета переносится на другой, с целью достижения художественной выразительности речи. В основе тропа – сопоставление явлений и предметов. Умелое использование тропов в публицистике, несомненно, украшает работу автора, делает ее убедительнее, нагляднее, ярче.
Статьи Сергея Голубицкого, филолога по образованию, отличает нешаблонность подбора тропов, их разнообразие и эффектность. Далее будут рассмотрены наиболее часто применяемые автором художественно-выразительные средства.
А) Эпитет
Стилистически значимое, образное определение предмета или действия. Эпитет выделяет признак, уже данный в определяемом слове, раскрывает новые стороны описываемого.
«Потому что хостинг мой по духу истый либертарианец…» (КТ №725).
«…такой вопиющий анахронизм, что руки опускаются» (КТ №727).
«…столь близок к тончайшим флюидам души) (КТ №730).
«…а один-единственный нерадивый и безбашенный сотрудник отдела поддержки» (КТ №725).
Эпитеты у Голубицкого эмоционально насыщены, созвучны настроению автора. Он часто использует превосходную степень имен прилагательных при описании особо волнующих его тем:
«…и завязываю, как потом оказалось, самую мучительную, самую душераздирающую, самую нервотрепную переписку последних десяти лет жизни» (КТ №726).
Б) Метафора
Метафора – перенос имени с одной реалии на другую на основании замеченного сходства. Создание метафор естественно для человека, познающего мир. Он узнает новое, сопоставляет с уже знакомым, открывает общие черты и объединяет предметы общим именем. С помощью метафор автор выражает собственную оценку предмета.
«…налаживать службу динамического DNS и прочий пакет маразма, который годится для чего угодно» (КТ №713).
«…ласковый сердцем соотечественный ZeroOK создал специальный инсталлятор» (КТ №705).
«В моей ситуации – с “выездом на встречную полосу” на пустынной, богом забытой трассе, усеянной лишь караванами припаркованных на ночь фурда простыми человеками, доведенными до ручки обнищания…» (КТ №714).
В) Перифраза
Перифраза – троп, описательно выражающий одно понятие с помощью нескольких. Это устойчивый тип словосочетаний, часто используемый в современной публицистике. Перифразы позволяют избежать повторов, усиливают выразительность текста и вносят дополнительную информацию о явлении.
«…метает в карман куртки старого боевого друга iRiver H340 с несменной радостью ушей Etymotic ER-6i» (КТ №712).
«Компания, к сожалению, уже больше года потчует чудо-гаджетомисключительно собакоедных соотечественников» (КТ №712).
«Innotek VirtualBox – грациозная бесплатная сказка весом 17 мегабайт…» (КТ №713).
Сергей Голубицкий использует преимущественно индивидуально-авторские перифразы, словно предлагая читателю переосмыслить привычные понятия. Компьютерная программа с подачи автора становится «грациозной сказкой», наушники – «привычной радостью ушей».
Г) Персонификация
Для статей Голубицкого при описании программного обеспечения и программных средств характерно использование приема персонификации – представлении неодушевленного предмета в человеческом образе. Журналист то хвалит технику, обращаясь к ней, словно к давнему, надежному другу, то ругает, то бросает ей вызов.
«Эх, незавидная у тебя долюшка, мой Vaio’шка» (КТ №712)
«Изначально я планировал заниматься тестированием на добром старичкеAsus W2» (КТ №713).
«В результате мы получаем чистую операционную систему на ноутбуке,летающем во всем сиянии и блеске своего железного совершенства» (КТ №711).
Д) Гипербола
Экспрессивной, эмоциональной манере письма Голубицкого часто свойственна гиперболизация образов – преувеличение масштабов, свойств освещаемой проблемы. Наиболее часто гипербола используется автором в карикатурных статьях, иронического или сатирического тона.
«Нервы на взводе, мысли свернуты в узкую трубочку, направленную в сторону Скандинавии, все сроки рушатся, все дела откладываются, все темы «Голубятен» переносятся…» (КТ №726).
«Всямоя жизнь отныне приобрела эпистолярную форму» (КТ №726).
«Тщетноя пытался докричаться до кого-нибудь, со слезами на глазах наблюдая за лежащим почти сутки сайтом» (КТ №726).
3.6. Особенности синтаксиса
Синтаксис – совокупность грамматических правил языка, относящихся к построению словосочетаний и предложений – единиц, более протяженных, чем слово. В синтаксисе проявляется творческий аспект языка, так как в процессе речи говорящий постоянно создает новые предложения.
Стилю Сергея Голубицкого свойственно разнообразие сложных распространенных предложений с вставными конструкциями, сложная пунктуация. Часто повествование принимает форму потока сознания:
«На этом дне ребята дружно лежат уже… дайте-ка погляжу… четыре с половиной часа. Мне же остается в полном бессилии наблюдать, как утечка трафика через час-другой достигнет триггерной точки и сайт снова закроют. А пока, чтобы ожидание не показалось скучным и напрасным, скандинавский хостер приберег для меня еще парочку развлечений: как вам прекращение на ровном месте отсылки почты?» (КТ №726).
Чужие слова передаются посредством прямой речи. Так автор передает характер и настроение говорящего и собственное отношение к нему:
«Пауль стойко держал удар: «У нас сейчас проблемы с smtp1.servage.net, но мы очень стараемся (trying hard, так сказать), чтобы разрешить ситуацию как можно скорее»(КТ №726).
Авторский комментарий, вставленный в речь Пауля («trying hard, так сказать»), демонстрирует недоверие героя повествования к словам работника шведской компании.
Для повышения эмоциональности текста Голубицкий часто использует восклицательные и вопросительные предложения:
«Не работаю пострелы!»
«Все сроки уже посыпались и порушились!»
«И зачем только я завелся?» (КТ №726)
Также особо важные тезисы, на которых ставится интонационное ударение, автор выделяет строчными буквами:
«Хостинг для телепатов – клиенты обязаны ДОГАДЫВАТЬСЯ о «работах» заблаговременно» (КТ №726).
С помощью парцелляции (отделения грамматически и по смыслу связанных слов) Сергей Голубицкий подчеркивает значимость отдельных явлений, добавляет ироничный оттенок высказыванию.
«И – мигом – поразился! Поразился новизне чувства. Оказывается, я свободен от виртуального морока!»(КТ №722)
«Что ж, и на том спасибо, Паша! Ты настоящий друг. Настоящий мой шведский друг»(КТ №726)
3.7. Публикации Сергея Голубицкого в «Русском журнале» и «Бизнес-журнале»
А) «Русский журнал»
В «Русском журнале» колонка Сергея Голубицкого носит название «Глосса» и нумеруется по порядку. Как объясняет сам автор, глосса – это «монолог, в котором автор излагает личный взгляд на вещи, бесконечно далекий от претензий на универсальность» (Глосса №6). Первоначально глоссой называлось незнакомое слово, затем слово с толкованием к нему. В средние века глоссами оставляли ученые монахи на полях Священного Писания.
Колонка культурологической направленности, включает в себя личные мысли, рассуждения автора на актуальные, часто остросоциальные темы. Стиль близок к «Голубятне» в «Компьютерре»: герой повествования и автор совпадают, широко используется разговорный стиль, жаргонизмы сочетаются с книжными словами. Язык образный, насыщенный художественно-выразительными средствами.
В одной из «Глосс» журналист дает определение собственному стилю:
«То, что я пишу, – чистейшая провокация. Не бытовая – обижаете! – а интеллектуальная. Стилистика эта провокационная…» (Глосса №6).
В соответствии с «провокационной стилистикой» Голубицкий активно пользуется научной терминологией, как правило, не поясняя значение слов («ригоризм», «солипсизм», «мифологемы», «эвристика»); жаргонизмами («базар», «феня», «фрешмены-первокурсники»); вводит в текст иностранные слова («faculty», «get up», «Futurum Imperfectum»).
«Глоссы» еще более эмоциональны, чем статьи в «Компьютерре». Множество предложений восклицательные или вопросительные. Присутствует прямое обращение к читателю:
«Ну не могли же вы, читатели, забыть, с чего я начинаю первую «Глоссу»: с Касталии Гессе и игры в бисер!» (Глосса №7).
«Как можно оценивать несуществующие инвестиции, тем более в таких румяных объемах? Откуда же берется на общем фоне будущего неопределенного времени этот наивный Praesens Continuum? Из политики, друзья мои, из политики!» (Глосса №2).
В тексте часто используются приемы умолчания и аллюзии. Привычным образом вводит Голубицкий в текст и собственные окказионализмы, переделывая уже существующие «крылатые выражения» или придумывая новые:
«…в высшем смысле политика сводится лишь к тому, чтобы посредством фультикультяпистого локтепихания переместить свою тушку как можно ближе к кормушке» (Глосса №2).
«…текст вызовет такое гомерическое непонимание со стороны читающей публики» (Глосса №6).
«…расшифровываю в лоб, без культурологического повидла» (Глосса №6).
«Русский журнал» – сетевое издание, что позволяет редакции публиковать статьи более вольного и открытого характера, нежели печатным журналам. Статьи Голубицкого в «РЖ» похожи на заметки в авторском блоге. Журналист не претендует на объективное освещение информации, он делится своими впечатлениями и переживаниями. Автор не заботиться о тоне изложения, не боится оскорбить читателя. Если он раздражен, то стиль статьи становится ощутимо агрессивнее, если разозлен – прямо об этом заявляет.
Б) «Бизнес-журнал»
«Бизнес-журнал» позиционируется как деловой журнал для бизнесменов, политиков, экспертов и «бизнес-народа». В нем собраны новости российского и иностранного бизнеса, комментарии специалистов, обзор рынков, диагностика сегментов, прогнозы и бизнес-идеи.
Статьи Сергея Голубицкого публикуются в разделе «Чужой опыт. Механика бизнеса». Работы посвящены вопросам фондового трейдинга, финансовым махинациям и аферам. Автор – специалист по Интернет-трейдингу – выступает в роли исследователя, часто предлагая точку зрения, отличную от общепринятой. В 2005 году на основе статей, опубликованных в «Бизнес-журнале» была издана книга «Как зовут вашего бога? Великие аферы XX века».
В «Бизнес-журнале» стиль Голубицкого более сдержанный, нежели в «Компьютерре» и «Русском журнале»: автор рассказывает о конкретных фактах, снабжая их собственным комментарием. Статьи в большей степени посвящены объективному анализу.
Тексты рассчитаны на конкретную, узкую аудиторию: постоянно используется экономическая терминология («антиномия», «хедж», «активы банка», «обвал рынка», «повышение ставки»).
Для пересказа событий Голубицкий использует нейтральный стиль повествователя:
«Предварительные наброски «Аякса» были сделаны в апреле 1953 года, подробный план разработан в мае, а уже в середине июня, после молниеносного утверждения операции правительствами Великобритании и США, подготовка к свержению иранского премьер-министра шла полным ходом» (БЖ №20).
Однако, выступая в роли комментатора, журналист нередко эмоционально выражает собственную позицию:
«он пропитался такой ненавистью к президенту-демократу Франклину Делано Рузвельту (слегка так скончавшемуся восемью годами ранее!), что использовал его имя в качестве самого грязного ругательства» (БЖ №20).
«Англо-персидская нефтяная компания, переименованная в «Бритиш Петролеум» (сюрприз-сюрприз!), поделилась иранским черным золотом сначала с американцами, а потом и с подоспевшими на пир голландцами-французами; следом за нефтью в долгосрочную концессию (на четверть века!) отправилась вся остальная иранская экономика» (БЖ №20).
Небольшими замечаниями в скобках Голубицкий добавляет ироничную окраску высказываниям. Также отношение автора выражается через подбор лексики внутри «нейтральных» предложений:
«пугливого монарха добила…» (БЖ №21).
«разительно отличающихся от потока бессмысленного обмусоливания в СМИ безликой биографии безликого человека» (БЖ №3).
Несмотря на деловой характер «Чужих уроков», в статьях Голубицкого сохраняются яркие черты его индивидуального стиля. Даже рассуждая об экономических вопросах, автор не отказывает себе в использовании ярких сравнений и метафор. Россия для американцев у него «хам-медведь», а предложение Джима О’Нилла о политико-экономическом альянсе – «тревожный червячок под кожей благополучного Запада» (БЖ №21).
IV. Заключение
Роль информации и интенсивность информационного потока в России возрастает ежегодно. Залогом успешного существования в обществе становится умение оперативно ориентироваться в новом информационном пространстве и использовать его ресурсы. Подобная ситуация естественным образом сказывается на развитии журналистики: происходит обезличивание ряда материалов, издания не справляются с объемом поступающей информации, в массовой прессе теряются отдельные работы журналистов.
На таком фоне особую ценность приобретает авторская публицистика, подкупающая читателей своим размеренным темпом повествования, индивидуальным стилем и актуальностью освещаемых проблем.
В публицистике наиболее ярко проявляются две противоречивые тенденции журналистики: тяга к стандартности и к экспрессивности. С одной стороны, стремление к информативности и строгости, с другой – к занимательности изложения и доступности.
Авторский стиль современного журналиста – это умелое лавирование между двумя тенденциями. Он часто не вписывается в идеализированные представления о журналистике, прописанные в этических кодексах. Это особый продукт творчества со своими принципами и закономерностями построения.
Стиль Сергея Голубицкого яркий и смелый. Автор умело сочетает изысканные интеллектуальные игры с читателем и зарисовки из собственной жизни, рассуждает о хай-теке и одновременно выносит на обсуждение ряд важных социальных, а порой и философских проблем.
Статьи Голубицкого отличает богатый словарный запас и самобытный набор художественно-выразительных средств. Филолог по образованию, автор легко вводит в текст собственные окказионализмы, аллюзии на известные литературные произведение, цитаты на русском и иностранных языках. Голубицкий синтезирует стандартные и экспрессивные типы речевых единиц. В его статьях без труда уживаются жаргон и просторечия вместе с книжной лексикой. Тексты, как правило, насыщены фигурами речи и тропами. Герой Голубицкого восклицает, обращается к читателям, намекает, умалчивает, иронизирует. Эпитеты в работах журналиста созвучны настроению автора, метафоры помогают выразить собственную оценку какому-либо предмету или событию.
Стиль публициста экспрессивный, эмоциональный, ему свойственна гиперболизация, частые восклицания и риторические вопросы. Однако, несмотря на провокационность авторского стиля, Голубицкий затрагивает, актуальные, часто остросоциальные темы, делится с читателями своими впечатлениями и переживаниями.
Сергей Голубицкий, несомненно, один из ярких представителей современной журналистики. Его статьи не предполагают быстрого прочтения, он предлагает читателям включаться в увлекательную игру на страницах издания, переживать и размышлять вместе с автором.
[1] С.Г. Корконосенко. Основы творческой деятельности журналиста. М.: Знание, 2000. 272 с.
[2] В.С. Елистратов. Словарь русского арго. М.: Русские словари, 2000.