Как перестать бояться чёрных лебедей (заметки на полях «The BLANK Swan» Эли Эйаша)

Ливанец Эли Эйаш (Elie Ayache), в прошлом — трейдер деривативов, в настоящем генеральный директор ITO33, B2B конторы по хеджированию волатильности и моделированию стоимости конвертируемых долговых бумаг, для меня интересен, в первую очередь, как человек, который в очень вежливых выражениях  демонстрирует миру вздорность выдумок своего соотечественника, трикстера-шоумена Насима Талеба.

Не буду пересказывать книгу Эйаша (которая вообще не о Талебе и потому начинается там, где Талеб тему бросил, даже не успев толком её поматросить), а лишь обозначу фундамент,  на котором Эйаш возводит здание своей теории.

Трагедия теоретиков рынка и строителей моделей наподобие «Чёрного лебедя» заключается в том, что авторы выводят представление о прибыли исключительно из рыночных аномалий.

В том смысле, что нормальный рынок, якобы, никаких шансов на прибыль не оставляет, а возникнуть она может случайно в результате всяких нарушений вроде арбитража, ассиметричного распространения информации, монополии, инсайдерства или просто слепого везения.

Книга «The BLANK Swan» Эли Эйаша целиком посвящена монументальной цели — созданию позитивной теории прибыли, никак не зависящей от традиционных представлений о вероятности.

Где же в этой конструкции находится Насим Талеб? Да, собственно, нигде, потому что единственная мысль, которую шоумен обсасывает уже на протяжении десятилетия, яйца выеденного не стоит в практическом отношении (между прочим, самому Талебу подобная ситуация импонирует и он с гордостью заявляет, что принадлежит к «club of single-idea people»).

«Чёрный лебедь» — это чистая случайность, которая невозможно предвидеть (perfectly unexpected event). Ему противостоит «Белый лебедь» — полностью предсказуемое событие. Ни то, ни другое не имеет ни малейшего отношения к вопросам извлечения прибыли на фондовых рынках. «Чёрный лебедь», интерпретирует Эйаш, потому чёрный, что мы не можем его видеть и предсказать. «Белый» — напротив, нечто очевидное и ясное. Объединяет обеих птиц идея ожидания и предсказания.

По мысли Эйаша «Чёрный лебедь» непредсказуем только ВНУТРИ парадигмы предсказания. Концептуальная несостоятельность Талеба заключена в том, что сам по себе «Чёрный лебедь» возникает и существует только ВНЕ парадигмы предсказания, однако Талеб упорно продолжает анализировать свой любимый концепт ВНУТРИ парадигмы, к которой он не имеет ни малейшего отношения.

Эли Эйаш с печалью замечает, что вместо того, чтобы устранить противоречие мышления и вообще избавиться от парадигмы предсказания (тем более, что она на практике не имеет никакого отношения к вопросам извлечения прибыли из фондового рынка, накопления капитала и т.п.), Талеб страница за страницей, книга за книгой нанизывает без устали один анекдот на другой с единственной целью — продемонстрировать непредсказуемость «Чёрного лебедя»? Но зачем?! А просто так! Видимо, это какая-то форма традиционного ближневосточного бахвальства.

Эли Эйаш, как я уже сказал, подхватывает тему там, где Талеб её бросил, и исходит из ситуации, в которой нет не только «Чёрных лебедей» и «Белых лебедей» (собственно, по этой причине книга и называется The BLANK Swan, бесцветный лебедь!), но и вообще нет самой парадигмы предсказания. После чего демонстрирует, как замечательно можно работать на рынке без всей этой нечисти и, главное, извлекать прибыль (разве не за этим все сюда пришли?).

Как на практике отказаться от парадигмы предсказания? По мысли Эйаша, необходимо вытеснить теорию вероятности и случайности математикой ценообразования (the mathematics of price)!

Собственно, другого и нельзя было ожидать от человека, чья биржевая специализация завязана на расчёте опционных моделей и волатильности. От опасного сужения темы Эйаша спасает образование: диплом инженера Высшей политехнической школы Парижа и работа маркет-мейкера на международном фьючерсном рынке Франции (MATIF) вовремя дополнились  дипломом углублённых исследований Сорбонского университета в области философии вероятности.

Короче говоря, кому захочется разобраться в деталях революционной претензии  Эйаша на замену теории вероятности теорией биржевого ценообразования, милости просим: издательство John Wiley & Sons, 2010 год, 500 страниц очень умного (но и — сразу предупреждаю — сложного!) текста.

Как перестать бояться чёрных лебедей (заметки на полях «The BLANK Swan» Эли Эйаша)
Не могу отказать себе в удовольствии, чтобы напоследок не вернуться и ещё разок не пнуть мёртвого осла 🙂

Глупость про «Чёрного лебедя» проявляется во всей своей зловредности именно на практике. Именно там становится очевидно, что череда анекдотов про горе-трейдеров, которыми переполнены книжки Талеба — это липовый хайп, призванный повысить продажи и вызвать ажиотаж у непосвящённых обывателей.

По двум банальным причинам. Во-первых, «разорение», тем более — уничтожение портфеля! — никак не связано с какими бы то ни было лебедями. Подобное разорение — ВСЕГДА результат злостных нарушений в управлении портфеля (элементарного money management). С учётом обязательных ограничений на размер открытых позиций, обязательного хеджирования открытых позиций и обязательной диверсификации портфеля можно только догадываться, по каким отстойникам искал Талеб иллюстрации для своей теории.

Во-вторых, если «Чёрный лебедь» оказывается абсолютной неожиданностью для рынка (а ничем другим он быть не может по определению), то в 100 случаев из 100 полное восстановление рынка случится в кратчайшие сроки (исторически максимально — за 2-3 месяца). По-настоящему развернуть рынок можно только системным кризисом, системным нарушением здорового развития, фундаментальным ухудшением рыночной конъюнктуры. Все эти события досконально мониторятся профессиональными участниками рынка, учитываются в работе и хеджируются заблаговременно. А самим рынком ещё и дисконтируются.

Так что, увольте, но системных «Чёрных лебедей» не может существовать в природе по определению.

Одним словом, гоним прочь эту глупую ливанскую страшилку и учимся просто ответственно и вдумчиво относиться к рынку!