НДС: Новогоднее пожелание отечественному фондовому рынку

Три месяца назад я открыл брокерский счет и занялся трейдингом на российском фондовом рынке. Это событие ознаменовало для меня окончание 14-летнего перерыва и сознательной абстиненции от того, что казалось неприемлемым занятием. Мне казалось невозможным заниматься трейдингом в условиях маргинального статуса биржи в обществе, отсутствии ликвидности в полноценном смысле слова и мизерном наборе биржевых инструментов.

Сегодня мне бы хотелось подвести промежуточный итог полученного нового опыта, поделиться впечатлениями, а также высказать пожелания по дальнейшему совершенствованию отечественного фондового рынка.

В ежедневных своих постах в НДС я уже делился с читателями самыми яркими наблюдениями за тем, что происходит на российских торговых площадках, поэтому не буду повторяться и причитать о хорошо известном: ничто из отвратившего меня 14 лет от отечественной биржи не изменилось и не исчезло. Как не было ликвидности в 1997 году, так ее и нет в 2011. Как был скудным набор котируемых ценных бумаг, таковым он и остался. Равно как и не улучшился маргинальный статус биржи в обществе, разве что полку индивидуалов-гэмблеров прибыло: говорят, число российских участников интернет-трейдинга перевалило за миллион. Обстоятельство, безусловно, радует, однако ничего не меняет в общем плачевном состоянии фондового рынка в контексте национальной экономики.

Если определить влияние российской биржи на реальную экономику одним словом, то оно нулевое. Причина лежит на поверхности: биржевой процесс банально не интегрирован в экономику и являет собой некую параллельную реальность. Биржа живет собственной жизнью, собственными интересами, собственными мотивами. И эта жизнь, интересы и мотивы никак не пересекаются с экономическим бытием общества. Добавьте сюда предельное недоверие общества ко всему, что связано с биржевой спекуляцией и фондовым рынком, и вы получите безрадостную картину.

Конечно, ситуация отягощается еще и историческими смысловыми коннотациями, увязывающими в общественном сознании слово «спекулянт» с презрительной и предосудительной деятельностью (спасибо Партии за это!). Но сути дела это не меняет: российская биржа за 20 лет существования так и не стала частью жизни общества. Думаю, не стала потому, что не было самой задачи. Ни сами участники биржи, ни ее организаторы, ни государство никогда не прилагали усилий для того, чтобы выйти из маргинального загончика и интегрировать фондовый рынок в реальную экономику. То ли руки не доходили, то ли делалось это с сознательным умыслом.

Мне лично кажется, что причина маргинальности все-таки в осознанном нежелании отечественной биржи выходить из подполья. Обоснование этого нежелания я неоднократно демонстрировал читателям на живых примерах: биржа, оторванная от реальной экономики, способна демонстрировать феноменальную внутрисессионную волатильность. Для трейдера, особенно для скальпера и «интрадейщика» (трейдера с дневным горизонтом для открытия позиций), подобная волатильность – манна небесная, поскольку обеспечивает уникальные возможности для многократного и легкого извлечения прибыли из рыночных колебаний.

Волатильность российской биржи, однако, никак не проявляется за рамками дневной сессии: дневное, недельное и месячное движение рынка определяется, как и положено, макроэкономическими факторами. Однако и здесь сказывается маргинальный статус биржи, выведенной за рамки реальной экономики: практически все триггеры, задающие импульсы для изменения котировок на отечественной бирже, поступают из-за границы, обычно, из Америки.

У доминирования зарубежных триггеров также есть рациональное объяснение: ключевой импульс на российской бирже задают иностранные инвестиционные компании, которые жестко увязывают региональное распределение капиталов с конъюнктурой собственного, родного, то есть американского (или европейского), рынка. Гипотезу прекрасно иллюстрирует наблюдаемый за последние месяцы сильнейший отток денег из российского фондового рынка, вызванный улучшением ситуации на domestic market, американском рынке.

Займемся теперь непосредственно темой, выведенной в заголовок поста. Что можно пожелать отечественному фондовому рынку? Вы не поверите: непосредственно этому рынку ничего желать не хочется! Потому что с самим этим рынком, на мой взгляд, все в порядке: и слияние ММВБ и РТС, и техническое совершенствование торгов, и унификация клиринга – замечательные шаги, способствующие повышению эффективности биржевого трейдинга.

Проблема российского фондового рынка не в самом фондовом рынке, а в российских политических и экономических реалиях. Причем, на мой взгляд, проблема только одна – отсутствие законного поля. Нет, разумеется, проблем множество, но глобальное значение имеет все-таки один лишь законодательный беспредел, постоянно лишающий экономику естественных механизмов развития (вернее, саморазвития).

В качестве иллюстрации выдерну лишь одно сообщение из утренней новостной ленты: «Арбитражный суд Пермского края обязал «Уралкалий» и регистратора акций «Сильвинита» («Компьютершер Регистратор») выплатить бывшем акционеру «Сильвинита» Анатолию Ломакину 1,7 миллиарда рублей. В сообщении напоминается, что в январе этого года Ломакин подал иск против «Компьютершер Регистратор» и «Уралкалия», который после объединения с «Сильвинитом» является правопреемником последнего. Бывший акционер потребовал 1,7 миллиарда за 61980 акций, которые, по его утверждению, были незаконно списаны со счета «вследствие мошеннических действий неустановленного лица». Структуры, которые считались аффилированными с Анатолием Ломакиным и Петром Кондрашевым, утратили контроль над «Сильвинитом» летом прошло года. Бизнесмены при этом сохранили небольшие пакеты акций».

Иллюстрация эта хороша своим символизмом: до тех пор, пока в России можно будет вот так вот запросто взять и затереть записи в реестре акционеров, «списав» акции на 1,7 миллиардов рублей, никакого цивилизованного общества в России не будет. А равно не будет и всего остального: цивилизованной экономики, цивилизованной биржи, цивилизованной политики, цивилизованных общественных отношений и проч.

Посему новогоднее пожелание сводится к прозрачной констатации: стране нужен закон! Не «понятия», не «дышло», не диктатура плутократии (пришедшая на смену диктатуре пролетариата), а непререкаемые механизмы закона, которые, разумеется, подразумевают всю совокупность здоровых элементов здоровой системы: свод современных законов, соответствующих XXI веку (а не наследию советского юридического беспредела), реально независимый судебный корпус, политическая воля власти и т.п. хрестоматийные вещи.