НДС: Позор кредита

Уже не первый раз встречаюсь с физиологическим ужасом соотечественников перед кредитом, но никогда еще идеология этого ужаса не формулировалась столь однозначно, как то случилось в одной из реплик на форуме моего портала sgolub.ru во время обсуждения микрокредитной мерзости, пригревшейся на груди Почты России.

Один из активных участников диалога, пытаясь обосновать спрос на безумные ссуды под тысячи процентов, сказал дословно следующее: «Люди конкретно боятся брать кредит в банке. Помимо суеты и ожидания, для кредита под сколько-нибудь вменяемые проценты нужна еще справка о доходах. И вот здесь засада. Во-первых, приходить за такой справкой значит публично объявлять у себя на работе, что ты взял кредит, чего многие стесняются, во вторых реакция официальных лиц на работе тоже может быть весьма специфической. Например когда я брал небольшой кредит наш главбух (она же совладелица) сильно сомневалась. Заявила мне : «А если ты вдруг под машину попадешь с нас не станут трясти?» :) Дикость конечно, но типичная для нашей страны дикость. Ну вот, на таком фоне деньги быстро и без лишних вопросов имеют изрядную привлекательность для некоторых людей».

Кретиническую реплику главбуха оставим на ее совести, а вот фраза «люди стесняются публично объявлять у себя на работе, что они взяли кредит» оказалась для меня столь ошеломительной, что я отложил в сторону все дела и крепко задумался.

Ладно – страх за будущее, за стабильность заработной платы, отсутствие уверенности в завтрашнем дне и подобные рациональные мотивы для отказа от получения кредита, но – стесняться кредита?! Перед сослуживцами?! Позор кредита?! Уму непостижимо!

Первое, что пришло в голову: человек стесняется – кто-то может подумать, что у него нет денег. Например, для приобретения машины. Или – дорогостоящего ремонта. Но это же не работает, потому что твои сослуживцы прекрасно знают (по крайней мере – догадываются), сколько кто получает, а потому ни для кого не секрет, что просто так – с бухты-барахты – отслюнявить 1 миллион рублей на машину тебе зарплата не позволит. А если все-таки отслюнявил, то – либо копил по посинения, держа на картофельной шелухе семью годами, либо – вор. Но ведь и то, и другое должно слыть ГОРАЗДО более постыдным делом, чем получение кредита. Или я ошибаюсь?

Может дело в каких-то советских рудиментах? В каких-то воспоминаниях на уровне подсознательного или, там, коллективного бессознательного? Тоже – ерунда, потому что в советские годы полученным кредитом можно было смело гордиться: вот уж когда процедура была по-настоящему сложной, громоздкой, назойливой и оскорбительной (характеристика с работы, поручительства и проч. ужасы, но, если память не изменяет, до проверки пятого пункта вроде не доходило). Оно и понятно: при стабильной заработной плате (пусть и не большой), при смехотворно-символической процентной ставке и при практической невозможности уволить человека за красивые глаза любой кредит в советской жизни рассчитывался на ура (правда, подавляющее большинство населения не умело это делать как тогда, так и продолжает не уметь сегодня).

Еще одно возможное объяснение: боязнь риска. Это понятное и вполне оправданное чувство я помянул в начале поста в качестве аргумента для отказа от получения кредита. Отказа, но никак не стыда или стеснения. Не хочешь брать деньги у банка, предпочитаешь клянчить деньги у соседей, друзей родственников (вот уж где настоящий-то стыд и настоящее унижение!) – твое дело. Кажется тебе, что судебный пристав страшнее паяльника в заднице от братков, которые ссудили тебе вместо банка деньжат не под подлую процентную мультипликацию, а под «Коль, ну ты чего? Свои же люди – потом сочтемся!», что в какой-то момент плавно обернулось счетчиком – да не вопрос! Jedem Das Seine. Но стыд тут опять ни при чем.

Перебрав еще пару-тройку непонятных мне аргументов, оправдывающих стыд от полученного кредита, я окончательно успокоился на психологической версии: кредит в народном сознании, похоже, четко ассоциируется с добровольным признанием в бедности.
А бедность, как известно – штука в самом деле позорная в глазах обывателя (соответственно, «жизнь при башлях» – главный критерий счастья, удачи, сбычи мечт и проч.)

Если это так, если дело и в самом деле в ассоциации кредита с бедностью, то можно вздохнуть спокойно и внести свои пару копеек в народное просвещение. Потому что нет более несусветной чуши, чем подобные мифы. В цивилизованном обществе жизнь «на свои» является почти исключительной привилегией беднейших слоев населения. Дальше – еще запущеннее. Чем богаче человек, тем больше он полагается на кредитование. А с определенной планки (где-то после 100-150 миллионов долларов накопленного состояния) вообще перестает по возможности пользоваться своими деньгами и практически всю свою активность ведет на кредитные деньги.

Точно по таким же законам строится любой бизнес. И здесь уже без исключений: все от мала до велика стремятся получить кредит в банке (предпочтительно в банке, потому что любой частный инвестор всегда оказывается худшим вариантом) и крутиться на чужие деньги, при малейшей возможности выводя свою долю прибыли как можно дальше от корпоративного общака.

Если с бизнесом все всем понятно, то частное предпочтения кредиту, думаю, требует дополнительного обоснования. Итак, почему очень богатый человек («очень» – это как раз когда от 100 миллионов и выше) предпочитает не покупать ничего на свои деньги, а использует кредит? Признаюсь, меня этот парадокс ошарашил уже давно – в начале 90х годов, когда я проходил школу жизни под крылом своего ментора и главного бизнес-учителя Роберта Старера (писал он нем бесконечное множество раз, поэтому кому интересно, могут погуглить «Голубицкий + Старер»).

В те годы у Боба было в кубышке уже около 900 миллионов долларов, чем он весьма любил хвалиться, демонстрируя по вечерам огромные таблицы Excel с расписанными инвестициями. Ситуация складывалась такая: практически все личные капиталы президент «Computer Dynamics» (пусть не вводит вас в заблуждение название зонтичной конторы Боба – она была военным подрядчиком, а не разработчиком IT) инвестировал в сотни разных бронебойных проектов вроде недвижимости, казначейских обязательств, либо просто держал на счетах в очень малоизвестных банках. При этом вся текущая жизнь осуществлялась в кредит. Нет, Боб, конечно, не заполнял анкеты и не просил потребительских кредитов в Ситибанке. И дело было не в платиновом American Express, привязанном именно к кредитному, а не дебетовому счету. Дело в менталитете, который безошибочно и всегда подсказывал варианты, именно связанные с использованием чужих денег!

Машина? Не вопрос: только в лизинг! «Зачем? – уже тогда почти возмущался я. – Зачем тебе Инфинити за 400 долларов в месяц в лизинг?! Зачем Мёрл (жена Боба) Ягуар за 700 долларов – и тоже в лизинг? Чтобы потом вернуть машину через три года?!» – «Ну конечно! А зачем мне эти машины через три года?! Я возьму в лизинг другие!» – парировал Боб и довольный собой смеялся. Потом пояснял: «Когда я только начал зарабатывать серьезные деньги, я как последний shlimazl (будучи сербского происхождения, господин Старер очень любил использовать слэнг на идише, столь популярный в высших финансовых кругах Америки) купил себе Порш, а Мёрл подарил Testa Rossa. Потом не знали, как от всего этого хлама избавиться! Когда в парке накопилось что-то около 40 тачек, сказал твердо – на фиг! И все продал. Теперь из собственных вещей у нас только наши дома да Leer Jet, на котором, кстати, завтра после обеда я лечу на встречу в Колорадо. Могу взять с собой, если хочешь».

Так почему, все-таки, кредит? Потому что это обмен за удобство! Ваша машина, купленная в кредит (либо взятая в лизинг), принадлежит не вам, а банку. Вроде бы неудобно? Но это только в глазах бедного человека, которому хочется гордиться мелкой своей собственностью. Как только машина перестает быть статусным объектом, единственная ваша забота – переложить как можно больше хлопот на чужие плечи. Машина в лизинге – это сказка. Ее можно бросать где угодно (помню спустила шина в 200 метрах от дома Боба, он хлопнул дверью и сказал: «Пойдем прогуляемся!» И даже не запер Инфинити. Только набрал номер и дал точное описание места брошенного автомобиля. Утром в 8:00 она стояла у ворот, помытая да еще и с полным заправленным баком.

За удовольствие не забивать себе голову мелкими думками и страхами о «собственности» Боб Старер с легкостью расставался с 400 долларами ежемесячно.

Эту тему я могу продолжать до бесконечности, приводя сотни аргументов того, как постоянное использование кредитов облегчает вашу жизнь до невероятия, наполняя ее в разы больше удовольствиями, удобствами и комфортом в сравнении с жизнью «на свои кровные», накопленные за счет долгих годов добровольного самоограничения.

Кредит, однако, отнюдь не синоним безответственного расточительства. Как раз наоборот. Интеграция кредитов в вашу жизнь означает строжайшую финансовую дисциплину, постоянный учет денежных потоков, четкое прогнозирование и ведение серьезного бюджета. Соответственно, требуется и безупречная финансовая грамотность…

Вот мы и вернулись к тому, с чего начинали :( Может, потому боятся брать кредиты соотечественники, что в массе своей демонстрируют феноменальную финансовую неграмотность? Вполне вероятно, только… опять же страх кредита не имеет ни малейшего отношения к позору кредита!

А посему, друзья мои, не заковыривайте себя добровольно в бутылку! Не лишайте радостей жизни – ни себя, ни своих близких!