НДС: Страшный сон бригады чиновников и ТНК

В чем смысл журналистских публикаций? Вообще и моих в частности? Чем-то удивить, порадовать, развеселить? Просто отметиться, застолбить жизненное пространство? Эдакий жест сродни задиранию кобелем задней лапы на покрышку припаркованного во дворе автомобиля (есть у меня один такой такой поклонник, изо дня в день пытающийся доказать, что магниевые диски тоже ржавеют).

Вполне может быть, но всегда хочется надеяться на нечто большее. Хотя бы замахнуться на нечто большее. В моем случае существует несколько навязчивых идей, которые вдохновляют меня до такой степени, что хочется во что бы то ни стало донести их до читателей. Причем – донести не номинально (для галочки), а глубоко и обстоятельно – так, чтобы человек не только проникся, но еще и попытался приложить хоть какое-то личное усилие для воплощения этой идеи в жизнь, ее реализации здесь и сейчас.

Одна из таких глобальных idée fixe – реверсивная инновация, которой я заразился от профессора Виджаи Говинандараджана. С основными положениями этой картины экономического будущего человечества я познакомил читателей в одноименной статье, а затем развил ее в «Бережливом бесплодии».

Больше всего мне бы не хотелось, чтобы читатель отнесся к реверсивной инновации именно как к причудливому курьезу, тем более вычурному термину, лишенному жизни. Поэтому – уж не обессудьте – я буду снова и снова при всякой удобной оказии возвращаться к этой теме, дополняя ее яркими и вдохновляющими иллюстрациями.

В прошлых постах реверсивную инновацию мы демонстрировали мало выразительными примерами минитракторов Krish (сколько читателей задумывается о покупке чего-то подобного?) и функционально облегченных поделок китайской IT-мимикрии. Сегодня я расскажу читателям совершенно поразительную историю, заряженную позитивом, доступным пониманию всех и каждого.

17 августа 1992 года под патронажем принцессы матери Шринарагиндра хирург-ортопед Тхердчаи Дживакате учредил Фонд Протезирования Таиланда. Начинал тяжело: частные пожертвования, взносы членов королевской семьи, отчисления из национальной тайской лотереи.

Со временем доктор Дживакате поднялся в полный рост и реализовал задуманное, совершив феноменальный прорыв в области протезирования: возглавляемый им Фонд изготовил и поставил 25 тысяч ножных протезов пациентам в Таиланде, Индонезии, Малайзии, Лаосе и Бирме! 15 тысяч протезов были переданы нуждающимся совершенно бесплатно!

Для того, чтобы читатели осознали фантастичность достижений доктора Дживакате, приведу лишь несколько цифр. Стоимость одного ножного протеза в Соединенных Штатах Америки – 10 тысяч долларов. Срок изготовления 7-10 дней. 99 % тайцам (равно как и индийцам, китайцам, русским, украинцам, молдаванам, румынам, полякам, грекам – список можно продолжать еще очень долго), нуждающимся в протезах после ампутации конечности, стандартная цена западной продукции не по карману. Скажем, тайский крестьянин, зарабатывающий 2 доллара в день, должен будет пахать на протез 50 лет.

А теперь маленькое чудо: стоимость протеза доктора Дживакате … 100 долларов! Срок изготовления – 1-3 дня. Фонд Протезирования Таиланда создал 27 региональных центров по изготовлению протезов, расположенных в самых отдаленных уголках страны, а также – сеть высоко эффективных мобильных клиник, которые в период с 1992 по 2011 годы совершили 115 круговых поездок, предоставив услуги более 16 тысячам пациентов с ампутированными ногами.

864 протеза за 13 дней – этот результат Фонда доктора Дживакате вошел в Книгу рекордов Гиннесса.

Наконец, самое потрясающее: в технологическом отношении 100-долларовые протезы Дживакате существенно превосходят американские 10-тысячедолларовые аналоги по мобильности, устойчивости, универсальности применения и износостойкости!

Каким образом тайский хирург сумел добиться столь фантастических результатов? Анализируя ситуацию в своем блоге в HBR Network, профессор Говиндараджан называет основные составляющие успеха тайского Фонда протезирования:

1) Одна из главных проблем протезов, изготовляемых в развитых странах, заключена в дорогом исходном материале (титан). Дживакате сразу же отказался от элитного металла и сосредоточился на поиске достойной альтернативы. Такая альтернатива была найдена: тайские протезы изготовляют из переработанных пластиковых баночек из-под йогурта! Стоимость сырья нулевая, поскольку используется в прямом смысле мусор. Однако после переработки пластик Дживакате демонстрирует три уникальных козыря: предельную легкость, чрезвычайную прочность, а также удобство подгонки и последующего использования протеза.

2) Существенную долю цены протеза в 10 тысяч долларов на Западе составляет труд профессиональных техников-протезистов, которых очень мало на рынке и чья работа оценивается очень дорого. Доктор Дживакате подошел к проблеме также радикально, как и с выбором исходных материалов: он разработал универсальную программу для обучения изготовлению протезов самих инвалидов! Тайский Фонд протезирования нанимал людей с ампутированными конечностями, давал им работу и обучал тонкостям ремесла. В результате Дживанкате получил армию фанатично преданных своему делу людей, кровно заинтересованных в своей продукции и знающих о нуждах инвалидов не понаслышке! Мастера Дживанкате очень добросовестно относятся к своему труду, обеспечивают качественное снижение себестоимости продукции и бесподобно контактируют с потенциальными пользователями протезов, поскольку на собственном примере как нельзя лучше демонстрируют достоинства ими же изготовленной продукции!

3) Универсальность тайских протезов в сравнении с западными аналогами обеспечивается высокой степенью их индивидуальной подгонки, которая, в свою очередь, достигается за счет колоссального личного опыта мастеров-изготовителей, умеющим идеально подгонять колодки и сопряжения искусственных конечностей под практические нужды пациентов. Скажем, Фонд Дживакате умеет изготавливать даже протезы, специально «заточенные» для использования крестьянами, работающими на рисовых полях и вынужденными проводить целый день, стоя по колено в воде!

4) Уже помянутые выше мобильные клиники обеспечили уникальную модель доставки. У жителей отдаленных регионов Таиланда элементарно не было денег для путешествия в столичную клинику для заказа протезов. Модель доставки Фонда Дживакате предоставила пациентам возможность заказать и получить все необходимое, что говорится, не выходя из дома.

Можете теперь себе представить потенциал данной конкретной реверсивной инновации?! Потенциал в ЛЮБОЙ стране западного мира – от России до Канады, от США до Австралии! Протез за 100 долларов за 3 дня – каково это?!

Очевидно, что лавинообразная адаптация тайского опыта сдерживается исключительно круговой порукой и лоббированием крупных производителей медицинского оборудования, которые с ужасом предвидят аккурат стократное снижение прибыли ровно (протезы по 100 долларов вместо 10 тысяч). Вместе с транснациональными монополиями покрываются холодным потом и госчиновники, засевшие в министерствах здравоохранения, которые в одночасье могут лишиться беспрецедентной кормушки, которую создают для них транснациональные монополии в обмен на «правильное» лицензирование.