НДС: Выучи иностранный язык как сумел EPAM!

Вчера Аркадий Добкин, управляющий EPAM Systems, с радостной улыбкой ударом в гонг символически запустил торги на NYSE – момент, о котором мечтает каждый предприниматель планеты. Ну, или должен мечтать, потому что увидеть котировки акций родной компании на самой престижной биржевой площадке мира – все равно, что чекисту подержаться за маузер Дзержинского.

Искренние поздравления соотечественниками (пусть даже и условных) с доблестным свершением хочу дополнить рассказом о пути, проделанном EPAM от запуска бизнеса из двух съемных квартир в Минске и Нью-Йорке в 1993 году до входящего шесть последних лет подряд в список «Global Outsourcing 100» топ-вендора IT-услуг планеты.

Вместо тоскливого пересказа хронологии корпоративного роста EPAM (читатель и сам с ней может познакомиться из первых рук) попытаюсь представить череду событий в виде метафоры Иммиграции, эдакой смены бизнес-ПМЖ, неизбежно ведущей не только к формальному перераспределению собственности и географическому расположению штаб-квартир, а к чему-то гораздо большему: изменению языка и сопутствующим ему форм мышления, логике развития и алгоритмам самореализации.

EPAM выбрала нелегкий путь – от частного бизнеса к публичной компании. Путь, который лишь внешне кажется приоритетным и предпочтительным для любого предпринимателя. И уж тем более – путь EPAM не единственно возможный в плане достижения успеха и даже личного обогащения. Изучение биографий компаний, сознательно отказавшихся от IPO и going public (хрестоматийный пример – SAS!), как раз убедило меня в обратном: материальное благополучие «отца-учредителя» чаще оказывается солиднее и надежнее во главе частного бизнеса, а не публичного. Скажу более: вектор IPO в большинстве случаев продиктован не амбициями демиургов, а интересами инвестиционных «пастухов», которые с определенного момента начинают «выпасать» угодивших в стадо корпоративных «коровок».

Совсем уж парадоксально может выглядеть мое предположение о том, что не только в плане личного финансового благополучия учредителей бизнеса, но и в творческом и даже, если желаете, миссионерском частный статус компании также предпочтительнее статуса публичного. Потому что у публичной компании практически всегда задачи реальной общественной пользы отходят на второй план, уступая приоритет специфическим бухгалтерским трюкам и уловкам, направленным на создание сиюминутного витринного лоска, необходимого для обеспечения поступательной динамики котируемым акциям.

Хорошо, когда витринный лоск совпадает с общественной миссией, однако чаще векторы оказываются разнонаправленными и даже конфликтуют. И тогда публичная компания в 100 случаев из 100 делает выбор (вынуждена делать выбор) в пользу витринного лоска, потому что именно он совпадает с интересами массы акционеров, ждущих роста котировок и дивидендов сегодня, а в необозримом будущем.

Моя давняя гипотеза: идея выхода на биржу скорее навязывается успешному бизнесу извне, чем приходит в голову создателям компании. Рассмотрим случай с EPAM. Биографию компании можно разделить на два этапа. В первый период (с 1993 по 2005 гг.) EPAM гармонично развивался и расширялся самостоятельно. Во второй (с 2005 и поныне) контроль над судьбой компании перешел в руки нью-йоркского инвестиционного фонда Siguler & Guff, который вложил в EPAM 20,6 миллионов долларов.

В 2008 году EPAM получил 50 миллионов долларов от Renaissance Investment Management, Da Vinci Capital и Euroventures, в 2010 – 19 миллионов от российского ВТБ-банка и на этом самостоятельная жизнь IT-компании закончилась. Равно как и владение бизнесом теми, кто его придумывал и вынашивал в колыбели: Siguler & Guff принадлежит 52,5 % акций EPAM, Rainmeadow Holdings Ltd., принадлежащей «ВТБ Капиталу» – 7,7 %, Da Vinci CIS Private Sector Growth Fund Ltd. – 6,5 %. Доля отца-учредителя Аркадия Добкина в некогда «своей» компании – 12 %.

C 2005 года началась безудержная экспансия EPAM за счет поглощения конкурентов и прибыльных смежных бизнесов. Единственным мотивом поглощений подобного рода служит набор «жировой массы» и поднятие оборотов до уровня, необходимого для выхода на серьезные биржи вроде NYSE. Сам же выход на биржу нужен инвестиционным фондам, получившим контроль над протежируемым бизнесом, для единственно понятной финансовой структуре динамики: как можно более скорой отбивки вложенных средств. Ничего личного – чистый бизнес.

В IPO EPAM была запланирована продажа 7,4 миллиона акций в ценовом диапазоне 16-18 долларов за штуку. Эти цифры звучали еще 25 января 2012 года. Реалии оказались более суровы: вчера на площадку NYSE вывели только 6 миллионов бумаг по совсем скромной стартовой цене в 12 долларов. Расчет оказался верным: открытие прошло уже с премией – по 13,75, через полчаса спрос поднял бумаги EPAM почти до 15 долларов, а под конец дня стабилизовался на уровне 13,95 долларов за штуку.

Динамика позволяет говорить об успешном первичном размещении акций. Думаю, 90 % вчерашнего успеха EPAM на NYSE обеспечивается истерическим ажиотажем вокруг грядущего IPO Фейсбука. Биржевые консультанты EPAM проделали блестящую работу и идеально подгадали с моментом! Думаю, риски Siguler & Guff со товарищи отобьются с лихвой. И Аркадий Добкин тоже в накладе не останется. И EPAM попытается и дальше продолжить свою безудержную экспансию. Иначе публичной компании в секторе IT-аутсорсинга банально не выжить: за выручку в 30 миллиардов долларов яростно сражаются такие гиганты как Infosys (INFY), Cognizant (CTSH), iGate (IGTE), Wipro (WIT), Syntel (SYNT), и Vanceinfo (VIT).

Теперь еще и наш (хотя бы чисто символически) EPAM. Пожелаем же ему удачи!